Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Неисповедимы пути...

Давненько мне не вспоминались истории, но это собственно, не истории, а наблюдения с удивлением. Замысловато иной раз закручиваются жизненные сюжеты.

Вот несколько историй, о том, как советские евреи вернулись к еврейству и даже дальше.

История первая.

   Высокий красавец, Ленинград, кандидат физ-тех наук, старший научный сотрудник, секретный институт с подводными лодками, заграничные командировки, член партии и бюро. Папа - оставник в чинах и должностях, но уже старенький. Связи с еврейством, кроме осуждения на собраниях предателей Родины, никакой.

И вот приходит 90 год, развал, всеобщий исход в страну предков и наш герой с семейством тоже туда.

Приехав, поселяются в поселении на территориях. Не потому что идеология, а потому что дешево, деньги считать умел. И тут обнаруживается непонятная пока тенденция - мужики в маленьких цветастых шапочках на башках, ну почти все.

Смысл шапочек выясняет быстро и сам такую же себе на голову пристраивает, очень удачно она прикрывает неприятную лысину. Но, разумеется, поездки по субботам на море это не отменяет.

Но оказывается, что шапочка на лысине в субботу на море вызывает некоторое недоумение у окружающих, довольно сильное причем, вплоть до падения челюстей.

Будучи человеком науки быстро докапывается до корней недоумения, пожимает плечами и переносит поездки на пятницы. Ну, и так далее: молитвы, синагога, даже старостой там стал, поскольку деньги считать хорошо умеет.

А ведь в основе - всего лишь ранняя лысина.

История вторая, тоже волосатая.

Вундеркинд, математик, мехмат в 15, диплом в 19, свободный английский, иврит слету, хайтек, программист с огромной зарплатой, жуир, игрок, бабы, деньги, заграница, дорогущие напитки, сигары и т.д. Некрасавец, мягко говоря. Жена тоже, причем еще и ебанутая. Единственный сынок на попечении дедушки и бабушки.

Тоже поселение, но не по причине экономии средств или там идеологии, нет. Просто хочется построить шикарную виллу с бассейном, а там это проще. Даже начал уже строить.

Но тут жена в знак протеста против бесконечных гулянок и блядей бреет голову налысо. Я же говорил, трошки ебанутая дама.

Ну, голова побрита, а ходить ведь так слегка неудобно, правда? И жена нацепляет на свежую лысину головной убор. А кто у нас ходит в головных уборах среди особ женского пола? Правильно, религиозные тетки.

И к жене начинают обращаться по разным поводам соратницы по головным уборам. Ну, там помолиться вместе, в микву сходить, просто на посиделки зовут, а ей ведь скучно, мужик-то, как развлекался сам - так и продолжает.

Вот и втянулась в это дело, даже книжки на тему начала читать и мужу на мозги капать. И таки накапала, хотя потом уже сама была не рада...

Оказалось, что у нашего героя была давняя мечта: иметь свой магазинчик. Причем, не какой-то там бутик с коллекционными напитками и сигарами, а просто продуктовую лавку. Многие из нас в раннем детстве мечали иметь свой магазин, чтобы мороженого налопаться много и бесплатно.

И началась сбыча мечты. Лавка была открыта, хайтек и программирование были постепенно похерены, поскольку совмещать было все труднее. На голову была водружена пока еще небольшая кипа. Доходы резко упали, поскольку лавкой руководить это вам не программы и диссертации писать.

И покатилось все и поехало по кривой дорожке. Шутка, дорожка была очень даже прямая и по моим последним данным была на этапе ультрарелигиозного поселения, в котором все в капотах, шляпах и париках. И на двенадцати детках, чтоб они были здоровы. Возможно, сейчас уже их больше, родители были еще довольны молоды.

Безутешными были только его родители, которые жопу рвали для своего вундеркинда в тяжелые советские времена, а теперь вон оно как...

История третья, и тут волосы, но на морде.

История эта проста и незамысловата. Из древнего русского города на Волге незадолго до большого исхода приехал простой русский парень. Чего его спрашивается потянуло в страну не его предков? Просто наш герой набил там кому-то не тому морду по пьяному делу и засветил ему приличный срок. Но у него была бабушка из наших, мамина мама, из самой Одессы. Бабушка к тому времени была уже покойной, но у нее был младший брат, шустрый одесский еврей. Хулиган был отправлен в Одессу к дяде и этот дядя быстренько организовал непутевому племяннику выезд на нашу родину. Точнее, они вместе поехали, дяде в Одессе тоже припекло.

Волгаря по приезду забрали в армию, он туда сам напросился. Все было хорошо, но тут приключилась незадача: из-за непривычного климата, а может и по другим причинам,  у парня на морде прыщи пошли, с большим размахом. Но в армии бриться надо, бороду только религиозным позволяют носить. А как тут бриться, если прыщи? Вот и пошел он к врачу просить освобождение от бритья, врач дал, но его все равно доставали с бритьем и бородой, каждой собаке приходилось справку предъявлять. Решение напрашивалось само собой.

Отправился будущий аид к армейскому раву, сказал, что хочет учиться и рав его устроил на какой-то религиозный армейский курс. Там же в армии, уже оставшись на сверхсрочную, познакомился с репатрианткой из Франции, особой решительной и непреклонной.

Была создана крепкая еврейская семья, переехали в религиозный поселок, восемь деток были рождены с максимально возможной частотой, герой носил большую окладистую бороду и вязаную кипу размером с парашют.

Говорил на иврите с очень своеобразным волжско-французским акцентом.

В общем, пути интересные, а итог один. Я еще несколько похожих историй вспомнил, но там уже не в волосах дело.

Нелюди

Русский профессор физики Сергей Лопатников, ныне проживающй во Флориде, по поводу Надежды Савченко :

   - “Ума не приложу, ну зачем эту дрянь в Москву-то живьем притащили? - Веревки на месте пожалели, придурки?”

http://sl-lopatnikov.livejournal.com/1426564.html

   Комменты еще лучше.

   Взято у syrya в моральный урод

Как я почти съездил в Америку

   Опять очередной виток отмены-неотмены виз в лоно нашего лучшего друга - Соединенные Штаты Америки. Сколько раз на моей памяти это происходило: вот-вот отменят, вот ужо мы поедем в Нью Йорк к дяде Йосе, в Лас Вегас наши еврейские денежки потратить, к тете Фире в Майами заглянем и троюродного братца  Мишку в Кливленде посетим.

  Авотвамхрен, дорогие сограждане, если и поедете, то после долгих мытарств в ихнем посольстве, а не просто так - билетик в кассе и адье. Там у них каждый раз собираются тайные службы на тайные совещания и рассказывают Конгрессу, Сенату и Президенту США что это делать низзя, потому что мы злыдни/шпионы/угнетатели и прочее, что они там себе выдумывают. В этот раз, я думаю, это закончится так же, как раньше.

  По олимовской молодости, слегка встав на ноги, я тоже собрался посетить замечательную страну США. Мама очень хотела, зихройна ливраха. У нас там родственников по всей американской географии натыкано, од можа до можа. Вот и собрались мы с мамой туда. Созвонились, договорились, узнали цены на билеты и я поехал в ихнее консульство за визой. У меня как раз милуим  закончился, работал я тогда в Иерусалиме и заехал по дороге в контору, дела кое-какие сделать,а потом консульство  поехать. Мой приятель и сотрудник тогдашний Сашка посмотрел на меня в форме, с ружьем и пистолетом, и сказал, что лучше бы мне туда по-гражданке и без оружия. И вообще, лучше ехать в Тель Авив в консульство, а не в иерусалимское. Но мне в Тель Авив было  тащиться лень и домой переодеваться тоже было неблизко, так что я поехал так. На голубом глазу, как в театре выражаются. Ружье, правда, оставил в конторе.

  Консульство было в восточной части Иерусалима, недалеко от Шхемских ворот. Приехал я туда, запарковался и пошел стучать в железную будку на воротах. В будке сильно напряглись, но внутрь, после небольшого диалога, пустили. Внутри были одни арабы, причем арабы были как в очереди, так и в окошках. Пошел анкеты брать, анкеты только на арабском и на английском. Английский я маленько знал, с анкетой бы без проблем справился, но происходящее мне не понравилось. Пошел спрашивать анкету на иврите, иврит никто не понимает, отвечают сначала по-арабски, потом по-английски, но с арабским акцентом. Я уже немножко кипел, но внутри, сдерживался, в общем. Наконец вылезла какая-то белобрысая тетка, на бейджике у нее тоже какая-то арабская фамилия фигурировала. Сообщила мне на иврите, что она вице-консул, залезла за стойку, открыла закрытое окошко и сунула анкету на английском, сообщив, что на иврите у них нет.

  Ладно, хрен с тобой, выдра, подумал я, напишу на английском. Анкета была примерно той же толщины, как та, которую я заполнял в советском ОВИРе, вы их должны помнить, те анкеты. Вопросы тоже были похожи. Заполнил, дал тетке. Тетка посмотрела на меня недобрым глазом, взяла анкету и не глядя куда-то засунула. После этого, сверившись с какими-то бумажками, начала мне диктовать список документов, которые я должен им предоставить. Ну, опять же, примерно как в ОВИРе. А потом мне сообщила, что после того, как я принесу всю эту гору бумажек, они начнут это рассматривать и возьмет это хрен знает сколько времени без всяких обязательств с их стороны по срокам и вообще.

  Я вышел оттуда и послал их в жопу. Процесс сбора документов для выезда из совдепии был еще у меня довольно свеж в памяти и заниматься тем же самым для того, чтобы повидать братца Мишку мне не хотелось.

  Вернулся домой, позвонил маме, сказал, что я туда больше ни ногой, потом позвонил Мишке и сказал ему, что лучше он ко мне, чем я к нему. Он потом так и сделал.

  Мама, конечно, очень расстроилась. Мы ее уговаривали ехать одну, она было решилась, но когда выяснилось, что она тоже должна будет собирать  кучу разных бумаг и несколько раз ездить в консульство, то и она передумала. А через некоторое время я получил письмо от какого-то конгрессмена, в котором он извинялся за консульских работников и гарантировал мне быстрое оформление визы. Это одна из моих троюродных сестричек постаралась, хотя я ее об этом не просил. Она какой-то политической активисткой там была. Но я уже был занят новой работой и ехать не хотел. Потом я еще пару раз собирался в Америку, но каждый раз какие-то проблемы и воспоминания об этих консульских рожах меня останавливали. Очень они были похожи на ОВИРовские хари.

  Жалко немножко, многих родственников не повидал, да и страну увидеть тоже неплохо было бы. Только ну их в жопу с ихними визами, я уж лучше так побуду, с меня унижений перед чиновными окошками в совдепии хватило.

Хорошо отдохнул

   Когда-то давным-давно на горизонте советского туриста, зажатого между  озером Байкал и социалистическим лагерем в самом лучшем случае, появилось наше сионистское логово. И они потянулись к нам робким ручейком. Мне хватило одного глотка из этого ручейка.

   Как-то позвонил мне сосед и предложил встретить и повозить по стране туриста из Москвы. Сказал, что парень очень приличный, инженер-компьютерщик, имеет свой кооператив и готов хорошо заплатить.  Мой экскурсоводский опыт был весьма невелик, я к тому времени всего лишь несколько раз сопровождал олимовские экскурсии, но страну  знал неплохо, мог ее показать и рассказать о ней. Причем, олимовские автобусы я возил бесплатно, можно сказать, за харчи, а тут за неделю поездок предложили довольно приличную для меня сумму, Вобщем, идея покататься по стране в свое удовольствие, да еще и получить за это деньги, мне очень понравилась.

   Я взял на работе отпуск на эту неделю, засел за атласы и книги, разработал маршрут, договорился с парочкой гостиниц и  полностью готовым поехал в аэропорт встречать своего первого туриста.

  Эпопею встречи я рассказывать не буду, но она таки была. Там было немножко битахона Эль Аль, немножко полиции и много времени. Но в конце эпопеи я получил искомого на руки. Оказалось, что в самолете он впервые в жизни попробовал джин и джин ему очень понравился. Именно неумеренное потребление джина и было причиной задержки в аэропорту. Выглядел мужик вполне пристойно, достаточно типичным московским интеллигентом с поправкой на деньги и выпитое.

   Всю дорогу из аэропорта в Иерусалим он говорил только о джине и расспрашивал меня, знаю ли я места, где этот джин берут. Я заморского гостя всячески успокаивал и убеждал в легкой доступности джина в нашей стране.

   В гостинице мой подопечный отказался подняться в номер передохнуть и освежиться, и сходу потребовал продолжения банкета. Мы двинулись в ресторан и он заказал джин. Джин принесли в красивом стаканчике с оливками и бутылочкой соды. Москвич обиделся и потребовал бутылку. Мои намеки, что в ресторане гостиницы это будет немало стоить, были отметены лозунгом типа "живем однова". Официант заколдобился, услышав просьбу о целой бутылке и позвал главного. Они еще тогда не привыкли к руссо туристо, это были их самые первые впечатления. После консультаций и калькуляции стоимости бутылки она была доставлена на стол. Товарищ ухватился за бутылку как за родную маму и немедленно набухал два стакана. Но я ушел в глухую защиту. Пришлось ему объяснить, что мне еще домой надо, дома жена и ребенок, и что джин я с ним пить не буду. Он попытался обидеться и на этом сыграть, но я был тверд. Собираюсь уходить, договариваюсь с ним на следующий день, и тут он меня кладет на лопатки вопросом:

  - А где же бляди?

  - Какие бляди? - спросил я в полном охуении.

  - Ну, такие, - описывая вокруг себя руками предполагаемую форму блядей, - сказал этот интеллигент.

   Слегка продышавшись,  объяснил , что я  не шмаровоз и блядей у меня нету. Встал, сказал ему, что завтра в 9 утра  везу его на запланированную экскурсию и слегка побулькивая от возмущения  вышел из гостиницы. На выходе я встретил знакомого, ученого из Ленинграда, который, как оказалось, подрабатывал в этой гостинице грузчиком. Поделился с ним пережитым, мы вместе поохали, похихикали и он дал мне идею, как помочь товарищу, а вместе с идеей и способ ее реализации. У него оказалась какая-то газетка на русском языке, а в газетке куча объявлений от требуемых блядей. Я вернулся в ресторан, вручил газетку  своему клиенту и со спокойной совестью поехал домой.

  На следующее утро в 9 часов я был в холле гостиницы и позвонил в номер. С целью сокращения сущностей я сразу скажу, что дозвониться удалось примерно через час. Товарищ спустился в лобби с чрезвычайно помятой, но очень довольной рожей. Джин и бляди ему очень понравились. От экскурсии он отказался наотрез, сказал, что сегодня он отдохнет, а завтра видно будет. И что приезжать не надо, лучше завтра созвониться с утра, но не слишком рано, часиков в 11-12, можно и в час. И я уехал домой.

   В оставшееся время визита в Израиль московского гостя я ему честно звонил дважды в день, утром и вечером, и получал заверения, что все путем, пучком и вообще суперкласс.

  Ровно через неделю я вез его в аэропорт и всю дорогу он восхищался Израилем и великолепным отдыхом. На мой вопрос, на хрена ему надо было переться в Израиль и квасить неделю с блядями ни разу не выходя из гостиницы, разве то же самое нельзя было сделать в Москве, он с улыбкой предельно довольного жизнью человека сказал, что это совсем другое дело, и что я ничего не понимаю.

  Напоследок он меня очень благодарил за чудесно проведенное время и обещал обязательно вернуться.

  По дороге домой я решил, что несмотря на отличный заработок, карьеру гида для советских туристов мне продолжать не хочется.




 

Как я в Израиле впервые получил оружие

   Мы приехали в Израиль немного раньше, чем большая волна алии и попали в центр абсорбции. Это был один из последних центров абсорбции, их вскоре все позакрывали. Центр этот находился в чудесном поселении недалеко от Иерусалима. Когда мы приехали, то наш караван (это такой временный домик, вполне комфортабельный) еще не был подсоединен к коммуникациям и первые несколько дней мы жили в небольшой квартирке, которую для нас снял центр в частном доме.

   Это были приятнейшие дни в нашей жизни. В квартирке нас ждали все удобства и полный разными невиданными вкусностями холодильник, нас наперебой приглашали в гости и единственным неудобством было плохое знание иврита и английского. Но ничего, перемоглись как-то, общались.

   Поселение это охранялось самим жителями в порядке очереди, охрана заключалась в том, что двое сидели рядом с воротами вооруженные автоматами и контролировали въезд.  Полагалось убедиться, что въезжащие это или жители поселения или их гости. После полуночи ворота запирались и надо было патрулировать по объездной дороге и внутри поселения. Обычно это делали на чьей-то машине.

   Где-то через неделю после приезда ко мне пришел ответственный за безопасность поселения и спросил меня, хочу ли я присоединиться к охране. Сказал, что я не обязан, но, если хочу, то могу. Еще бы я не хотел, из меня тогда сионистский энтузиазм пер, как теплое шампанское из бутылки. Безопасник спросил меня о моем армейском прошлом, оно у меня было и сказал, что я должен пройти стрельбы и тогда он включит меня в расписание.

   На следующий день ко мне пришел один из немногих русскоговорящих жителей поселка со своим автоматом и взял меня на стрельбище. Вы думаете это было стрельбище? Ха-ха, никакого стрельбища не было, мы просто спустились в вади на пару сотен метров, предупредив по рации охрану.

   И там я впервые в жизни взял в руки М-16. Причем, не длинный, как весло, а укороченный со складным прикладом. Получил короткий инструктаж и начал стрелять.

   Я довольно много в СА стрелял из Калашникова, из АКМ и из дурацкого 5,45 тоже. Поэтому, когда я взял М-16  он мне не очень лег в руки. Ведь в отличие от Калашникова с изогнутым ложем, этот совершенно прямой. И мне с моей пришлось наклоняться к прикладу.

   - Куда целиться, спросил я инструктора.

   - Как куда? - удивился он, в цель, конечно.

   Я так и не смог ему объяснить насчет прицеливания в яблочко или под яблочко. Но когда  начал стрелять, то я его понял. Во-первых, абсолютно не было отдачи, во-вторых, эта штука стреляла совершенно точно, просто поразительно точно. Я расстрелял несколько магазинов, посбивал все наши мишени-камушки и инструктор меня утащил оттуда чуть ли не силой.

   В следующий раз я стрелял из Узи. Но об этом тоже в следующий раз.