Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Мой дядя Беня

    У обеих моих бабушек было много братьев и сестер, это уже поколение родителей перешло на одного-двух. А пока были живы старики за семейными столами собиралось довольно много народа. Я их очень любил, этих стариков.

    Одним из них был младший брат моей бабушки по отцу дядя Беня. Вообще-то, он был Бен Цион, но так его называли только на работе - Бенцион Аронович. Дядя Беня был крупным  квадратным мужчиной. Квадратная голова, квадратное лицо и квадратная широченная фигура. Среднего роста, с весомым животом и квадратными очками. Он всегда улыбался, мой дядя Беня и у него всегда хватало времени для нас, малышей. У него единственного было трое детей, трое больших и красивых дочерей.

   Дядя Беня всю жизнь проработал в одном и том же месте, на текстительной фабрике. Выбор места работы был не случаен. Эта фабрика была основана и принадлежала его отцу, моему прадеду. Большевики ее национализировали, а прадед до пенсии проработал на ней главным инженером. Там же работали и многие другие члены той большой семьи.

   Когда я повзрослел,  дядя Беня стал для меня источником всевозможной информации о прошлом семьи. Другие родственники  отмахивались от меня и говорили, зачем тебе это надо, ты  слишком любопытный и все в таком духе. Они были очень запуганы советской властью, мои родственники.  И только дядя Беня отвечал  на мои вопросы и рассказывал много интересного.

   Их семья была из местечка Богуслав в нескольких часах езды от Киева. Семья образованная и состоятельная. Детей учили за границей, моя бабушка успела поучиться в Варшаве, в пансионе для еврейских девиц и полученное там воспитание ощущалось в ней всю жизнь. Но дяде Бене не повезло. Он был самым младшим и революция лишила его такой возможности. При большевиках он получил почетное звание лишенца и учиться мог только отрекшись от своих родителей. Но дядя Беня от родителей не отрекся и остался  с тем, что успел выучить до революции в гимназии.

  В 1918 году, когда революция и гражданская война дошли до Украины, дяде Бене было 15 лет. Жили они тогда в Киеве, но решили, что в Богуславе будет спокойнее и уехали туда. Но  в Богуславе тоже стало неспокойно, вокруг были банды, вести о грабежах и погромах приходили каждый день вместе с беженцами из окрестностей.

  И тогда  почтенные евреи города Богуслав, среди которых был и мой прадед, собрались вместе и стали думать, что можно сделать в такой ситуации. И таки придумали. Собрав немалую сумму денег, они отправили в Бельгию несколько человек для закупки оружия. Привезли купленное оружие, и фронтовики из числа богуславских евреев начали тренировать отряд самообороны. Отряд получился большой и серьезный, в пару сотен человек. У них были винтовки, пистолеты, пулеметы и даже два небольших полевых орудия. Дядя Беня был в этом отряде на почетной должности посыльного, но тренировался в стрельбе и маневрах наравне со всеми. Он рассказывал об этом с гордостью и изрядной долей самоиронии.

  По словам дяди Бени погромов и грабежей в Богуславе не было, по крайней мере, до тех пор, пока их семья  оставались там до возвращения в Киев в 1921 году. Но при этом он рассказывал, что он не помнит ни единого случая, когда бы богуславскому отряду еврейской самообороны пришлось воевать. Мелкие банды они отгоняли угрожая оружием, с большими отрядами договаривались и откупались. Даже с белыми и красными ухитрялись договориться. Только став взрослым и послужив в армии я понял, что это было верхом военного искусства - выполнить задачу не пролив ни капли крови. Однако,  слушая эти рассказы в пятнадцать лет я очень жалел, что они не воевали по-настоящему.

  Дядя Беня не дожил до конца власти, которая лишила его образования и нормальной жизни, но он прожил длинную жизнь доброго и честного человека. Его имя теперь носит один из моих сыновей.

  Благословенна будь память твоя, Бен Цион сын Аарона Лейба аЛеви.